?

Log in

No account? Create an account
Когда-то давно тут публиковал материал о Вильгельме и Элле. Чуть позже появилась расширенная версия, созданная благодаря Татьяне. И, наконец, к памятной дате закончена полная версия, которую я лишь чуток отредактировал.

-QKVcr9NWto — копия
Автор работы - vitaRäven

Материал большой, поэтому отправляю сюда только ссылки:
https://vk.com/wall-128277373_12536
https://vk.com/wall-128277373_12537
https://vk.com/wall-128277373_12538
https://vk.com/wall-128277373_12539

И небольшой отрывок для привлечения внимания:
Вильгельм в своих мемуарах «Из моей жизни» умалчивает о своих чувствах к Элле, передает лишь очень лаконично воспоминания о своем времяпровождении у гессенских родственников: «Так в воскресенье в мое Боннское время я бывал у моих родственников в Дармштадте, я приезжал тогда в большинстве случаев в пятницу, во второй половине дня, так как суббота была свободна от лекций и возвращался рано в понедельник. Уже поездка через прекрасную долину Рейна в разные времена года была большим наслаждением для меня, еще прекраснее, однако, всегда было пребывать в Дармштадте. Великая герцогиня Алиса Гессен-Дармштадская, супруга великого герцога Людвига, сестра моей матери, была умна, глубоко религиозна, бесконечно заботлива и добра, для меня она была как вторая мать. Я чувствовал себя как ребенок в доме, мои кузены и кузины были столь же хороши, как и мои братья и сестры. С Эрни, который был тогда, конечно, еще маленьким мальчиком, и с 4 кузинами мы совершали прогулки, играли в теннис и другие игры, с моим дядей я совершал выезды на охоту и поездки верхом, в которых восторженный солдат много рассказывал мне о 1870-71 гг. …».

026dfb5c39ec48828cfb0cf822f02e9e--elisabeth-royal-families — копия

Это начало конца!

"Это начало конца!"
Из мемуаров Виктории Луизы о Ленине, большевиках, о революции в России, кайзере и германском военном командовании.
Правительство Керенского в вопросе о продолжении войны оправдало ожидания своих союзников. В конце июля русская армия с главнокомандующим Брусиловым пошла в наступление. После первых успехов в Галиции, где удалось оттеснить австро-венгерскую армию, после чего русские были контратакованы немецкими дивизиями под руководством верховного главнокомандующего на Востоке, принца Леопольда Баварского. Наступление не просто остановилось, пошатнулась русская армия. Все говорило о военном крахе. Тяжелые потери на фронте заставили призыв к миру звучать еще громче. С трудом Керенскому удалось лишь временно успокоить массы, требующие мира. Оппозиция его политике была в руках большевиков. Они умело использовали быстро распространяющееся в народе возмущение по поводу продолжения войны для личных целей буржуазно-социал-демократического правительства.
Двигателем большевистской агитации был Ленин. Сосланный царским правительством изгнанник задержался в Швейцарии. После отречения царя он начал готовить свое возвращение. В поездке через Францию и Англию Антанта ему отказала. Оставалось поездка через Германию. Здесь его замысел упал на благоприятную почву. В кругах министерства иностранных дел размышляли об этом; так, например, немецкий посол в Копенгагене, граф Брокдорфф-Ранцау выразился после начала Петербургской мартовской революции: "В России теперь непременно необходимо создать максимально возможный хаос. Прежде всего крайние элементы должны выступать в наших интересах." Из Берна немецкий посол фон Ромберг сообщал, "что выдающиеся русские революционеры с начала революции настаивают на возвращении на Родину, хотят ехать через Германию и закончить войну с Германией как можно скорее."
В Берлине Эрцбергер занимался пропуском Ленина и других радикалов. Министерство иностранных дел утвердило план. Сначала высшее командование не соглашалось, как сообщил полковник Николаи, но потом дало свое согласие, однако при условии, что Ленин и его спутники в поездке через Германию не будут производить никаких агитации и волнений. Людендорф высказал свое решение: "В военном отношении поездка была оправдана. Россия должна пасть." 9 апреля 1917 г. из Швейцарии, через Германию и Швецию, в Россию, отправилась первая группа с 32 русскими эмигрантами, среди них были Ленин, Радек и Зиновьев.
Мой отец был в неведении о запланированном проезде эмигрантов. Он узнал об этом, насколько я верно помню, из прессы. Бетманн тогда предоставил ему доклад и объяснил, что для Германии в России политика разложения является необходимым условием, чтобы вернуться к миру на Востоке. Когда мой муж и я услышали об этом решении, то мы были вне себя. Мой муж сказал буквально мне: "Это начало конца!" Он объяснил мне, что революционное настроение в России и связанная с ним неопределенность среди русских войск должны были использоваться по-военному. "Теперь," заявил он, "должен быть произвезден смертельный удар на русский фронт, и это возможно. Но ставить на революционеров? К чему это приведет?" И добавил: "Ты увидишь, и при этом мы снова поймем всё поздно, как всегда слишком поздно." Это "поздно" я неоднократно слышала от своего мужа в годы войны.
16 апреля Ленин и его спутники прибыли в Петербург. Вслед за ним из Швейцарии последовали и другие. Эмигранты, которые жили в Англии и Швеции, также отправились в Россию. Когда в сентябре начал проводиться новый наступательный удар против русских, с их силой было покончено. Русский фронт распадался. Большевистская агитация использовалась все прошедшие месяцы. 6 ноября началась большевистская революция.
Государственный секретарь иностранных дел фон Кюльманн информировал моего отца о процессах в России телеграммой, содержание которой заслуживает внимания:
"Россия казалась самым слабым звеном в цепи наших противников. Потому задачей было постепенно ослабить это звено и, если возможно, удалить. То было целью руководимой нами подрывной деятельности за фронтом, в первую очередь путем поощрения сепаратистских тенденций и поддержки большевиков. Только после того, как большевики стали постоянно получать от нас деньги, они стали в состоянии возвысить свой главный орган - газету "Правда", которая работала на энергичную пропаганду и значительно расширила первоначально весьма хрупкий базис их партии. Теперь большевики у власти. Однако как долго они продержатся предвидеть ещё нельзя."
Далее глава германской внешней политики сообщал: "Полностью в наших интересах использовать время, пока они у власти, которое может оказаться коротким, чтобы во-первых добиться прекращения огня, и тогда, по возможности, мира." Далее Кюльманн уверял: "В будущем не может быть речи о поддержке большевиков".
Это было решение без большевиков. Но их предводители, имена которых вошли в общественное сознание, потрясли мир: Ленин, Троцкий, Молотов, Сталин.
Сначала, однако казалось, что соображения министерства иностранных дел и высшего командования получили подтверждение своей правоте. В конце ноября большевистское правительство сделало предложение о прекращении огня и перемирии с центральными державами. Гинденбург прокомментировал события: "Все обстоит хорошо. Если у нас есть еще некоторое время на силу и терпение, то мы приведем это к хорошему концу". Людендорфф дополнил: "Военная обстановка внушает крайнюю степень уверенности". В начале декабря произошло перемирие на Восточном фронте; три месяца спустя был заключен мир в Брест-Литовске.
P.S. Перевод написан Т. Кухаренко и публикуется с её разрешения
Оригинал взят у malorossianin в Из мемуаров дочки кайзера Виктории Луизы: О попытке кайзера спасти царскую семью Романовых
Из России известия проникали к нам самыми различными путями, порождавшими худшие опасения за судьбу царя. Датский двор зондировал почву: склонен ли мой отец принять меры для спасения царской семьи. Мой отец говорил: "Почему вы обращаетесь именно ко мне?" Он спрашивал себя, что могло побудить Копенгаген к тому, чтобы они обратились к нему, ведь он все же состоял в войне с Россией.
Несмотря на это, он дал рейхсканцлеру Бетманн-Гольвегу указание предпринять такую попытку - вступить в контакт с русским правительством по нейтральным каналам. Информацию должны были передать Керенскому - кайзер привлечет лично его к ответственности, если с царской семьи упадет хоть волосинка. Ответ, который Бетманн передал моему отцу говорил о том, что Керенский желал, чтобы царь и его семья смогли покинуть Россию.
Бетманн сообщил моему отцу о намеках, которые, по словам царя и его семьи из Царского села, где они содержались в это время - они хотели бы отправиться в Англию. Мой отец был готов сразу оказать помощь. В секретном приказе командиру северного сектора Восточного фронта он сообщил, что царь и его семья могут перебраться через фронт беспрепятственно. Далее было указано, что к царю нужно будет приставить почетный караул и особое сопровождение; адъютант моего отца и офицеры железнодорожной группы должны были принять ответственность за личную безопасность царской семьи; царю была бы право указать порт, из которого он уедет в Англию. В приказе главнокомандующему военно-морских сил в Балтийском море, принцу Генриху, мой отец позаботился заранее о том, чтобы царь покинул бы Россию на корабле. Моему дяде Генриху было поручено провести подготовку, чтобы кораблю, который шел бы под царским флагом, не препятствовали, а в сопровождении миноносцев безопасно провели через минные поля.
Мой отец мог с полным основанием заявить: "Я сделал все возможное для несчастного царя и его семьи". Канцлер, который ходатайствовал обо всех мероприятиях моего отца, как посредник известил датский двор. Мы ждали, что сейчас что-то произойдет. Но ничего не было слышно. Только гораздо позже мы узнали, как пошли дела: Ллойд-Джордж, премьер-министр Великобритании, отказался дать убежище царю и его семье в Англии. Сэр Джордж Бьюкенен был проинструктирован своим правительством по телеграфу, что они не готовы дать убежище семье царя. Сэр Бьюкенен поставил в известность об этом русское правительство. Керенский описал этот момент с заявлением: "У посла были слезы на глазах. Он был обессилен".
Какими бы не были причины для фатального решения Ллойд Джорджа, их было трудно понять. Откуда они пошли, возможно, указывает тот факт, что в 1919 г. — даже уже после убийства царской семьи — он также отказал во въезде в Англию деверю царя, великому князю Александру Михайловичу. Я, тем не менее, не хочу оставлять эту печальную главу, без замечания английского бригадир-генерала В. Х. Х. Ватерса, который отражает мою точку зрения. Бригадир, который по собственному опыту был знаком с русской ситуацией и после начала русской революции, без какого-либо знания об усилиях датского двора и моего отца, советовавший британскому военному министерству освободить царя, заключил: "Если бы британскому народу было открыто сообщено о состоянии вопроса предоставления убежища для царя и его семьи, а также о предложении германского кайзера о всестороннем оказании помощи, он, конечно, подстегнул бы свое правительство для спасения царской семьи".

_9D4tIMt0gY

P.S. Перевод выполнен Татьяной Кухаренко, и публикуется редактором с её разрешения

Оригинал взят у malorossianin в Императорская тактичность
Труднее всего было вытерпеть, когда он (Вильгельм - прим. пер.) позвонил мне на юбилей моего правления, 13 марта 1917 года, из своей штаб-квартиры в девять утра. Он сказал: "Я получил известия о том, что в России разразилась революция, и что император и императрица с семьею были захвачены в плен. Живы ли они, никто не знает. Кстати, поздравляю вас". Я едва мог стоять на ногах и проводить вынужденный первый завтрак с родственниками, которые приехали ко мне. Я вынужден был скрывать свои чувства даже во время торжества, иначе бы печаль поглотила все вокруг там, где все любили меня и желали мне счастья. Почему я упорствовал в этом, я не знаю, ведь был разгар войны. В мае я получил такую телеграмму из штаба: "Его Величество позволил себе заявить, что император Николай и семья будут убиты". Однако тогда ничего не произошло, а убийство произошло только в следующем июле.

"Воспоминания" Эрнста-Людвига Гессен-Дармштадтского.

el

Впервые перевод был опубликован мною тут: http://die-retrospektive.diary.ru/p212293500.htm

Оригинал взят у winter_borealis в Государыня Александра Феодоровна: "Наш отец Александр"...
Священномученик протоиерей Александр Васильев с цесаревичем Алексием
Священномученик протоиерей Александр Васильев с цесаревичем Алексием

https://img-fotki.yandex.ru/get/3010/305445211.0/0_f349c_cd47b615_orig

Последним духовником Царской Семьи суждено было стать протоиерею Александру Васильеву. Кто же он такой, воспитанник знаменитой сельской школы Сергея Рачинского в селе Татево?

Александр Петрович Васильев (1868, Российская Империя — 1918, РСФСР, † 49 лет) — протоиерей, духовник царской семьи, пастырь-трезвенник, монархист, общественный деятель, член Главной Палаты Русского Народного Союза им. Михаила Архангела (РНСМА).

Родился 6 августа 1868 года (по другим источникам - 6 (18) сентября или 23 сентября) в семье простого крестьянина-землепашца, в деревне Шепотово (Шопотово) Бельского уезда Смоленской губернии (ныне Тверская область). Возможно, название села не совсем верное, возможно, имеется ввиду Шоптово, Бѣльскій уѣздъ.

В раннем детском возрасте Александр лишился родителей, но без попечения не остался. Отрока Александра Васильева принял в школу соседнего села Татево известный народный учитель Сергей Александрович Рачинский. В годы обучения профессор-педагог заметил в богобоязненном мальчике большую любовь к церковности и стремление к духовным наукам.

Read more...Collapse )
Вечер

В истории русского искусства есть ряд имен талантливых художников, чье творчество еще не получило должной оценки, что привело к сознательному забвению имен многих по-настоящему талантливых мастеров. Один из таких художников - поляк Вильгельм (Василий) Александрович Котарбинский.

Вильгельм Александрович Котарбинский (Вильгельм Котарбиньский, польск. Wilhelm Kotarbiński, 30 ноября 1848 — 4 сентября 1921) — яркий представитель стиля «модерн», живописец исторического и фантастического жанров; двоюродный брат художника Милоша Котарбинского и театрального деятеля и литератора Юзефа Котарбинского.

https://img-fotki.yandex.ru/get/15517/305445211.0/0_f349b_d6ce4c12_orig
Read more...Collapse )

Русские авиатриссы

Оригинал взят у malorossianin в Русские авиатриссы


Я доживу до старости, быть может,
И не коснусь подножки самолета, —
Как будто он не мною прожит —
День торжества над Тягою земной!
Я доживу до старости, быть может,
Не видя сверху башни — ни одной!
И вниз земля не уплывет от взора,
И не забьется сердце в такт мотору,
Надоблачного не увижу кругозора,
Ни на миг от земли не оторвусь...
Какая грусть, Боже, какая грусть!


С грустью писала поэтесса начала XX века Мария Моравская.
И, казалось бы, нельзя с ней не согласиться. Доступ к новшествам технического прогресса, к экспериментам был закрыт для женщин. А уж подумать о регулярных гражданских перелетах и вовсе никто не мог.
Однако зарождение авиации не обошлось и без женского вклада в общее великое дело. И то был по-настоящему тяжелый путь. Фантастическое приключение, в виде воздухоплавательной прогулки с кавалером, могло обернуться истинным призванием в таких, всё же исключительных, случаях.
То были женщины с воистину печальными судьбами... и бесконечной любовью к небу.
Read more...Collapse )
Оригинал взят у malorossianin в Первая любовь последнего кайзера
383809-1367582005
Прусские и гессенские кузены и кузины.

В апреле 1875 года Вильгельм писал своей матери-кронпринцессе о пребывании у тетушки Алисы Гессенской, на дне рождении кузины Виктории: "Я не могу описать как приятно было наше пребывание в Дармштадте! Кузины очень милы: Виктория очень весела, имеет свежий цвет лица и очень, Элла , которая является моей любимицей, очень подросла и стала чрезвычайно прекрасной, говоря по правде, она самая красивая девочка, которую я когда-либо видел. Она более спокойна, чем Виктория, но очень воспитана. Мы испытываем друг к другу тёплую любовь. Она показала мне теплицу и сад в Дармштадте, и мы были вместе весь день. Я считаю, что если Бог позволит, то я доживу до того времени, когда смогу сделать её своей невестой. С Вашего разрешения, конечно"

Read more...Collapse )

Оригинал взят у malorossianin в Донья Эсперанса, которая пыталась спасти баварского короля
Графиня Эсперанса де Сарачага родилась 7 июля 1839 года, в Санкт-Петербурге. Она была старшей дочерью испанского дипломата Хорхе де Сарачага и его жены Екатерины, урожденной Лобановой-Ростовской, фрейлины императрицы Александры Федоровны (разрешение на их брак дал лично Николай I). Девочке не было и десяти лет, когда она потеряла своих родителей (отец погиб на дуэли, а мать так и не смогла оправиться от этой утраты). Воспитанием Эсперансы и её брата занялись родители матери, которые путешествовали с внуками по всей Европе, однако через три года дети снова осиротели. После смерти бабушки и дедушки в Париже, Эсперанса вернулась в Петербург, где воспитывалась своими дядюшками и тетушками.

Также, как и её мать, при дворе она влюбилась в дипломата, только немца, барона Трухзес фон Вестхаузена. В 1862 году они поженились, и отправились в свадебное путешествие в Испанию. Вскоре барон стал министром в Баварии, а Эсперанса занялась благотворительностью: открыв детские сады и дома престарелых. Также она продолжала поддерживать отношения с монаршими дворами других государств, используя свое положение для дипломатических примирений. Детей у барона и баронессы не было, они воспитывали своих племянников.

Эсперанса была ярой поклонницей баварского короля, Людвига II. В июне 1886 года, когда баронесса жила в гостинице "Альпийская роза" рядом с Хоэншвагау, ей пришлось столкнуться с ужасающей ситуацией: врачебная комиссия приехала в Фюссен из Мюнхена, намереваясь арестовать короля. Жена министра прорвалась сквозь толпу, и стала кричать на министров, те однако сделали вид, что ничего не происходит. Тогда Эсперанса стала, будто шпагой, лупить по членам комиссии и жандармам своим зонтом. Те, испугавшись, замерли, и это дало время для того, чтобы замковая стража поспешила на встречу отчаянной баронессе и задержала комиссию. Однако дама не успокоилась, и, прорвавшись к королю, передала ему всё лично. Она встала на колени и слёзно умоляла его сей же час ехать в Мюнхен в её карете. Король был возмущен этой "неприличной" идеей и попросил баронессу удалиться.

Король так и не принял решительных мер, и через несколько дней умер при таинственных обстоятельствах. Эсперанса пережила своего монарха на много лет, умерев в Каннах накануне Первой мировой войны. До конца своих дней она гордилась своим экстравагантным поступком, а заговорщиков считала предателями Родины.



Баронесса фон Вестхаузен в фильме 1930 года.



P.S. Изначально материал был размещен мною по ссылке:http://die-retrospektive.diary.ru/p198127128.htm

Profile

Анастасия
ru_oldrussia
Россия, которую мы потеряли...

Latest Month

September 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com