helengreentree (helengreentree) wrote in ru_oldrussia,
helengreentree
helengreentree
ru_oldrussia

Categories:
  • Mood:

«Что же касается воспитания девиц…» | Медиа-компания «Время»

Предлагаю вниманию сообщества подробный, с редкими архивными фактами материал моего коллеги - харьковского журналиста Дмитрия Губина о Харьковском институте благородных девиц:

«Что же касается воспитания девиц…»

Дмитрий Губин

«Что же касается воспитания девиц…»

8 августа исполняется 200 лет с того дня, как российский император Александр І издал указ об основании Харьковского института благородных девиц.

Открытие учебного заведения состоялось 22 сентября того же года.

Дело жизни Григория Квитки

Если инициатором основания университета харьковцы привыкли считать В. Н. Каразина, то у истоков института стоял Г. Ф. Квитка-Основьяненко. К. М. Сементовский писал: «Что же касается воспитания девиц, то ни в Харьковской, ни в соседских с нею губерниях в то время для девиц не существовало общественных заведений. Гр. Ф. Квитке принадлежит первая мысль об учреждении такого заведения в Харькове. Его же заботливости, трудам и жертвам (Григорий Федорович потратил на институт почти все свое состояние. — Д. Г.) принадлежит и осуществление этой мысли. Его стараниями открыт институт, где должны были получать воспитание по две девицы благородного происхождения из беднейших семейств каждого уезда Харьковской губернии, чтобы потом, в свою очередь, быть наставницами и учительницами дочерей достаточных помещиков. Вскорости в институт были помещаемы дочери достаточных помещиков на их собственное иждивение, а недостаточных на счет императрицы Марии Федоровны».



Многолетний директор института П. П. Гулак-Артемовский так вспоминал первые годы его существования: «Когда все было готово к открытию института, получена была роковая весть о занятии неприятелями древней столицы России. Весть эта едва было не разрушила задуманного предприятия при самом приступе к его исполнению. Несмотря на это, институт был открыт. Скудность способов его существования в наемных домах в течение последовавших за тем 1813, 1814, 1815, 1816 и 1817 годах заменялась и восполнялась некоторым образом богатством бескорыстного усердия ученых чиновников здешнего университета и гимназии, предложивших услуги свои этому скромному святилищу отечественного образования, безвозмездным преподаванием воспитанницам онаго учебных предметов. В остальных нуждах заведения сочувствовал ему, с истинным самоотвержением, ближайший блюститель его благосостояния покойный Квитка».

В 1815 г. Харьков посетил великий князь Николай Павлович (будущий государь) и так высказался об институте: «…я подобного заведения, в рассуждении цели и намерения, в пределах пространной России, не находил еще». В 1818 г. совет института приобрёл дом на Благовещенской улице (ныне ул. К. Маркса), принадлежавший Шараповой, а в 1821–1823 гг. прикупил соседние участки, позволившие расширить его территорию.

Как вспоминала М. Коростовцева, родственница Г. Ф. Квитки-Основьяненко: «Около 1818 г., т. е. времени, когда институт поступил в число учебных заведений императрицы Марии, из пепиньерок Петербургского Екатерининского института была назначена классною дамою в Харьковский институт девица Анна Григорьевна Вульф, которая через два года вышла за него (Григория Федоровича. — Д. Г.) замуж, и как он выражается: «осчастливила его на всю жизнь». Имя этой почетной женщины часто встречается в «посвящениях повестей» Грицка Основьяненка, ея мужа... Когда не стало ее старого друга, она бросила свет и с нетерпением ждала минуты, когда сойдет за ним в могилу».

В 1839 г. институт по распоряжению Николая І перевели на Сумскую улицу, 33, в здание, строившееся для кадетского корпуса (его решили открыть в Полтаве) по проекту московского архитектора Д. Т. Торопова. Теперь на месте здания громадный оперный театр, а само оно было разрушено в 1943 году и восстановлению не подлежало.

Чему и как наставляли

В отчете Гулак-Артемовского так описывается учебная программа института в николаевскую эпоху: «…в прежние годы существования Харьковского института самый размер учебно-образовательной его части раздвинут был, если не по объему, то по числу преподаваемых предметов, обширнее настоящего. Ибо кроме наук, языков и искусств, составляющих в теперешнее время круг институтского образования воспитанниц, которые сейчас обозначены, в нем еще преподаваемы были: начала геометрии, с приложением к хозяйственной архитектуре, также главные основания физики и краткое начертание естественной истории. Преподавание геометрии прекращено с 1830 года; физики и естественной истории — с 1842 г. Насчет оставшегося от прекращения преподавания означенных предметов времени усилены были занятия воспитанниц: музыкою, италианским пением и рукодельями. В настоящее время предметы, входящие в круг образования воспитанниц Харьковского института по разделению их на три класса: младший, средний и старший, будут следующие (для экономии места пропущены программы младших и средних классов. — Д. Г.):

По старшему классу.

Закон Божий: а) изучение Евангелия; б) изъяснение божественной литургии; в) учение о христианских обязанностях.

Русская словесность: (с предварительными понятиями о логике) а) риторика; б) пиитика; в) краткая история русской литературы; г) практическия упражнения в прозаических и стихотворных сочинениях; д) декламация.

Французский и немецкий язык: а) окончание синтаксиса; б) краткая история литературы обоих языков; в) анализ логический; г) практические упражнения в сочинениях на обоих языках; д) практические переводы на русский и с русского; е) декламация.

Арифметика: тройные правила.

История всеобщая: а) римская до падения Рима; б) краткое систематическое обозрение истории средних и последних трех веков; в) история русская от государствования В. К. Иоанна III до нашего времени.

География всеобщая: географическое обозрение Азии, Африки, Америки и Австралии.

Искусства и рукоделия: а) каллиграфия; б) рисование; в) музыка; г) пение; д) танцы».

Затем, уже в следующие царствования, точные науки вернулись в программу института. Но для поступления в институт барышни должны были сдать экзамены. Вот как их описывает поступившая туда в 1915-м Татьяна Морозова: «Большой зал (позже я узнала, что он называется рекреационным) был весь уставлен, на небольшом расстоянии один от другого, маленькими столиками. У каждого столика стояли стулья и сидел преподаватель — экзаменатор. В глубине зала стоял большой стол, за который прежде всего и села группа девочек писать диктант. А потом мы переходили от столика к столику сдавать отдельные предметы.

У внутренней стены зала, где высились большие застекленные шкафы, расположилась немолодая, но красивая француженка Мария Францевна Зубова. Здесь у меня произошел неожиданный казус. В группе девочек, подошедших к ней, была и я. Мария Францевна задала какую-то письменную работу… Мной овладело озорное настроение, и пока Мария Францевна просматривала наши письменные работы, я весело отчеканила вслух спряжение глаголов. Потом я была очень огорчена, узнав, что мое прекрасное знание parfait и plus-que parfait не было учтено, а за письменную работу мне было поставлено «7» — скромное «удовлетворительно».

Последний экзамен был по Закону Божьему. Священник почему-то сидел не за столиком, а у окна. Он хитро и насмешливо щурился и поглаживал большую седоватую бороду. Я встала перед ним. Он о чем-то спросил меня, а потом велел прочитать «Отче наш». Я прекрасно знала молитву, но почему-то в одном месте приостановилась. «Вот и сбилась», — насмешливо произнес священник и подсказал мне нужные слова. Я дочитала молитву до конца, но вместо того, чтобы отвесить поясной поклон, как полагалось, я сделала реверанс. Священник опять посмотрел мне в лицо с легкой усмешкой и отпустил меня».

Поступившие барышни должны были приходить туда не с пустыми руками. Т. Морозова подробно перечислила список обязательного: «В списке необходимых в институте предметов значилось: крест на золотой или серебряной цепочке или на черном шнурке; Евангелие, молитвенник, шкатулка такого-то размера с ключиком для хранения мелких вещей, кружечка, зубная щетка, щетка для ногтей, зубной порошок, мыльница, мыло, губка; гребенка, частый гребешок, ножницы; черная лента в косу определенной ширины или круглый гребень для тех, у кого волосы были короткими; мешок из холста для хранения сладостей в столовой, иголки, две катушки, белая и черная».

Благородные вне закона

Февраль и октябрь 1917 года институт пережил. Не тронули его и власти Донецко-Криворожской республики — не успели. С приходом в немецком обозе представителей Центральной Рады его попытались украинизировать, но безуспешно. 4 января 1919 г. большевики объявили о ликвидации института в трехдневный срок. Малолетних воспитанниц попытались распределить по детским домам, а старших направить на работы. «Мы не хотим лишнего дня содержать детей наших классовых врагов!» — заявляли новые хозяева Харькова. Но руководство института приняло энергичные меры, чтобы раздать воспитанниц, среди которых около половины были сиротами, в семьи известных институту помещиков и чиновников. В течение трех дней почти все воспитанницы были разобраны, а оставшиеся барышни были помещены в женское Епархиальное училище. Вскоре Харьков был занят армией генерала Деникина и к началу нового учебного года институт был восстановлен, а здание отремонтировано. 22 ноября 1920 г., когда советская власть утвердилась «всерьез и надолго», институт, отслужив напутственный молебен и захватив только часть имущества, покинул Харьков. В составе 157 воспитанниц, 38 человек персонала и 46 членов семей служащих он был эвакуирован в Одессу. Однако там он долго не задержался. Свое последнее пристанище Харьковский институт благородных девиц нашел в Сербии, где и оставался центром эмигрантского образования до своего окончательного закрытия в 1932 году.

Т. Морозова, оставшаяся в Советском Союзе, так говорила об этой части своей биографии: «Но я была связана обязанностью забыть об институте, не упоминать о нем в анкетах, ни в разговорах с кем бы то ни было. Я никогда не училась в этом заведении. Я кончила единую советскую трудовую школу. А в опасном 1937 году мама, не сказав нам ни слова, уничтожила наши табели, мой и сестры, такие красивые, напечатанные на бледно-розовой атласной бумаге…»

Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments