malorossianin (malorossianin) wrote in ru_oldrussia,
malorossianin
malorossianin
ru_oldrussia

Category:

Это начало конца!

"Это начало конца!"
Из мемуаров Виктории Луизы о Ленине, большевиках, о революции в России, кайзере и германском военном командовании.
Правительство Керенского в вопросе о продолжении войны оправдало ожидания своих союзников. В конце июля русская армия с главнокомандующим Брусиловым пошла в наступление. После первых успехов в Галиции, где удалось оттеснить австро-венгерскую армию, после чего русские были контратакованы немецкими дивизиями под руководством верховного главнокомандующего на Востоке, принца Леопольда Баварского. Наступление не просто остановилось, пошатнулась русская армия. Все говорило о военном крахе. Тяжелые потери на фронте заставили призыв к миру звучать еще громче. С трудом Керенскому удалось лишь временно успокоить массы, требующие мира. Оппозиция его политике была в руках большевиков. Они умело использовали быстро распространяющееся в народе возмущение по поводу продолжения войны для личных целей буржуазно-социал-демократического правительства.
Двигателем большевистской агитации был Ленин. Сосланный царским правительством изгнанник задержался в Швейцарии. После отречения царя он начал готовить свое возвращение. В поездке через Францию и Англию Антанта ему отказала. Оставалось поездка через Германию. Здесь его замысел упал на благоприятную почву. В кругах министерства иностранных дел размышляли об этом; так, например, немецкий посол в Копенгагене, граф Брокдорфф-Ранцау выразился после начала Петербургской мартовской революции: "В России теперь непременно необходимо создать максимально возможный хаос. Прежде всего крайние элементы должны выступать в наших интересах." Из Берна немецкий посол фон Ромберг сообщал, "что выдающиеся русские революционеры с начала революции настаивают на возвращении на Родину, хотят ехать через Германию и закончить войну с Германией как можно скорее."
В Берлине Эрцбергер занимался пропуском Ленина и других радикалов. Министерство иностранных дел утвердило план. Сначала высшее командование не соглашалось, как сообщил полковник Николаи, но потом дало свое согласие, однако при условии, что Ленин и его спутники в поездке через Германию не будут производить никаких агитации и волнений. Людендорф высказал свое решение: "В военном отношении поездка была оправдана. Россия должна пасть." 9 апреля 1917 г. из Швейцарии, через Германию и Швецию, в Россию, отправилась первая группа с 32 русскими эмигрантами, среди них были Ленин, Радек и Зиновьев.
Мой отец был в неведении о запланированном проезде эмигрантов. Он узнал об этом, насколько я верно помню, из прессы. Бетманн тогда предоставил ему доклад и объяснил, что для Германии в России политика разложения является необходимым условием, чтобы вернуться к миру на Востоке. Когда мой муж и я услышали об этом решении, то мы были вне себя. Мой муж сказал буквально мне: "Это начало конца!" Он объяснил мне, что революционное настроение в России и связанная с ним неопределенность среди русских войск должны были использоваться по-военному. "Теперь," заявил он, "должен быть произвезден смертельный удар на русский фронт, и это возможно. Но ставить на революционеров? К чему это приведет?" И добавил: "Ты увидишь, и при этом мы снова поймем всё поздно, как всегда слишком поздно." Это "поздно" я неоднократно слышала от своего мужа в годы войны.
16 апреля Ленин и его спутники прибыли в Петербург. Вслед за ним из Швейцарии последовали и другие. Эмигранты, которые жили в Англии и Швеции, также отправились в Россию. Когда в сентябре начал проводиться новый наступательный удар против русских, с их силой было покончено. Русский фронт распадался. Большевистская агитация использовалась все прошедшие месяцы. 6 ноября началась большевистская революция.
Государственный секретарь иностранных дел фон Кюльманн информировал моего отца о процессах в России телеграммой, содержание которой заслуживает внимания:
"Россия казалась самым слабым звеном в цепи наших противников. Потому задачей было постепенно ослабить это звено и, если возможно, удалить. То было целью руководимой нами подрывной деятельности за фронтом, в первую очередь путем поощрения сепаратистских тенденций и поддержки большевиков. Только после того, как большевики стали постоянно получать от нас деньги, они стали в состоянии возвысить свой главный орган - газету "Правда", которая работала на энергичную пропаганду и значительно расширила первоначально весьма хрупкий базис их партии. Теперь большевики у власти. Однако как долго они продержатся предвидеть ещё нельзя."
Далее глава германской внешней политики сообщал: "Полностью в наших интересах использовать время, пока они у власти, которое может оказаться коротким, чтобы во-первых добиться прекращения огня, и тогда, по возможности, мира." Далее Кюльманн уверял: "В будущем не может быть речи о поддержке большевиков".
Это было решение без большевиков. Но их предводители, имена которых вошли в общественное сознание, потрясли мир: Ленин, Троцкий, Молотов, Сталин.
Сначала, однако казалось, что соображения министерства иностранных дел и высшего командования получили подтверждение своей правоте. В конце ноября большевистское правительство сделало предложение о прекращении огня и перемирии с центральными державами. Гинденбург прокомментировал события: "Все обстоит хорошо. Если у нас есть еще некоторое время на силу и терпение, то мы приведем это к хорошему концу". Людендорфф дополнил: "Военная обстановка внушает крайнюю степень уверенности". В начале декабря произошло перемирие на Восточном фронте; три месяца спустя был заключен мир в Брест-Литовске.
P.S. Перевод написан Т. Кухаренко и публикуется с её разрешения
Tags: Мемуары, Россия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments