Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Хрупкий декаданс Вильгельма Котарбинского

Вечер

В истории русского искусства есть ряд имен талантливых художников, чье творчество еще не получило должной оценки, что привело к сознательному забвению имен многих по-настоящему талантливых мастеров. Один из таких художников - поляк Вильгельм (Василий) Александрович Котарбинский.

Вильгельм Александрович Котарбинский (Вильгельм Котарбиньский, польск. Wilhelm Kotarbiński, 30 ноября 1848 — 4 сентября 1921) — яркий представитель стиля «модерн», живописец исторического и фантастического жанров; двоюродный брат художника Милоша Котарбинского и театрального деятеля и литератора Юзефа Котарбинского.

https://img-fotki.yandex.ru/get/15517/305445211.0/0_f349b_d6ce4c12_orig
Collapse )

Призрачный шулер Петербурга

Оригинал взят у lenarudenko в Призрачный шулер Петербурга
Удивительно, что почти не упоминается легенда о таинственном призрачном картежнике, который играет с людьми на их мечты. Эта легенда описана в неоконченной повести Лермонтова «Штосс». В повести указан примерный адрес мистического шулера – Столярный переулок (известен по роману Достоевского "Преступление и наказание").
Листая страницы дневника пра-прадедушки, я нашла историю похожую на лермонтовскую легенду.





189* год
Из журнала Николая Вербина


В тот вечер, прогуливаясь по Петербургу, я забрел в район Кокушкина моста. Место неспокойное. Я сразу же решил повернуть назад, как вдруг увидел на мосту фигуру старика, который, пошатнувшись ухватился за перила.
Я поспешил к нему на помощь. Старик с благодарностью оперся на мою руку. В сумраке было невозможно рассмотреть его лица, черты казались расплывчатыми.
Collapse )
elisabeth

Траурные украшения



Нет необходимости говорить, что изобилие украшений - особенно плохой вкус во время траура. Тем не менее несколько недорогих украшений должно быть использовано, дабы только подчеркнуть общую мрачность деяния. QUEEN MAGAZINE, 23 january 1892

Collapse )

РОМАН В СТИХАХ И ПИСЬМАХ О НЕВОЗМОЖНОМ СЧАСТЬЕ (МАРИЯ ПРОТАСОВА - ВАСИЛИЙ ЖУКОВСКИЙ)


- Это жестоко, сестра! Маша и я... мы предназначены друг для друга!
- Даже говорить такое - кощунство! Как это - предназначены? Вы родня. Ты дядя, она племянница. Это кровосмешение! Это грех, грех! Маша должна выйти замуж за Мойера, а ты, Василий, иди своей дорогой, не смущай ее сердца. Не впервые тебе это говорю, и еще хоть сто раз повторю -оставь мою дочь в покое!
- Катя, сестра, ты губишь две жизни, и мою, и Машину. Упрямства твоего не постигаю! Ты словно не слышишь меня! Патриарх, сам патриарх Филарет убежден, что в нашем браке не будет греха. Мало, что мы с тобой сводные брат и сестра по отцу лишь, а не по матери, так ведь я даже имя другое ношу. Ты - Бунина урожденная, я - Жуковский, ты - Афанасьевна, я - Андреевич. Люди и знать не знают, что мы с тобой от одного отца рождены.
- Патриарх? Что мне патриарх! Он на твоей стороне? Я стыжусь за него! Люди? Да что мне люди! Довольно того, что я знаю: мы с тобой одного семени. Довольно этого! И поди прочь, Василий Андреевич, не надрывай мне душу. Это не я тебя не слышу - ты сам не слышишь доводов разума, пристойности и веры. Маша не выйдет за тебя - вот мое последнее слово!
Жуковский, сверкнув исподлобья черными глазами, вышел вон, тяжело хлопнув дверью. Катерина Афанасьевна так же исподлобья, мрачно, глядела ему вслед. Вот теперь точно было видно, что они брат и сестра, потому что именно так смотрел, бывало, озлясь, помещик Афанасий Бунин, их отец.
Ишь, разошелся, яростно подумала Катерина Афанасьевна. Да пусть спасибо скажет, что она жалеет его, не приводит еще одного, самого весомого довода в противность этого брака! Василий, конечно, сделался человеком образованным, тонким, даже прославился своими поэтическими способностями, ему пророчат блестящее будущее, а все едино: нанять его учителем к своим дочерям Катерина Афанасьевна считала возможным и приличным, но выдать Машу за родственника, да вдобавок незаконнорожденного ... за выблядка, по-русски говоря... Да никогда в жизни!
Ни-ког-да!
В 1770—1771 годах русские ходили против турок, и ходили весьма успешно. Мещане города Белева, что в Тульской губернии, и крестьяне окрестных сел ездили за нашей армией маркитантами. Один из мужиков села Мищенского начал просить своего барина, Афанасия Ивановича Бунина, также отпустить его в маркитанты.
- Ну иди, бог с тобой, - сказал барин, который как раз пребывал в благодушном настроении. - А с войны привези мне какую ни на есть пригоженькую турчанку. Моя старуха мне уже опостылела, да и сварлива стала - спасу нет!
Упомянутая «старуха» к тому времени уже успела родить своему господину и повелителю одиннадцать деток, из которых лишь один был мальчик. Девочки не больно-то заживались на свете, и у помещика Бунина и его жены Марьи Григорьевны, урожденной Безобразовой, вскоре осталось в живых только четыре дочери и сын. Небось начнешь сварливиться от таких житейских передряг, небось постареешь! Однако сам Афанасий Иванович стареть нипочем не желал, а оттого появление в своем доме двух турчанок (исполнил, исполнил свое обещание признательный маркитант!) воспринял с превеликим интересом.
Обе смуглянки попали в плен при взятии Бендер. Были они родные сестры, звались Фатима и Сальха. Маркитант прихватил сразу двоих просто на всякий случай, от житейской практичности: рассудил, что при суровой русской зиме эти нежные цветы могут быстро померзнуть. И как в воду глядел: Фатима вскоре умерла, ну а Сальха была взята в барские покои. Ежели кто ждал, что она руки на себя наложит при поругании своей девичьей чести, то ждал он сего напрасно: у восточной женщины свои резоны. Сальха, несмотря на свои всего лишь пятнадцать лет, уже была не девица, а женщина замужняя, и муж ее погиб. Разумеется, она была счастлива попасть под крылышко новому покровителю, да еще такому доброму и заботливому, как Бунин. А то, что он неверный... знать, такова воля Аллаха всемилостивейшего! И вместо того чтобы коснеть в своем природном магометанстве, Сальха, не чинясь, приняла православную веру и отныне стала зваться Елизаветой Дементьевной.
Вздорный, скорый на расправу Бунин не зря казался ей добрым и заботливым. Когда в его постель попала эта юная и обворожительная черноглазая красавица, он словно переродился. И вместо того чтобы злословить о «распутной басурманке», дворня только благодарила ее за то, что она преобразила барина к лучшему.
Разумеется, в этих восхвалениях ни барыня Марья Григорьевна, ни ее ближние горничные участия не принимали. Бунинский дом как бы разделился на две половины, и когда дочери Сальхи (сиречь Елизаветы Дементьевны) одна за другой начали помирать во младенчестве, в барыниных покоях не то чтобы злорадствовали (все же грех это - смерти детей радоваться!), но полагали, что Господь начал вершить справедливую месть. Однако вскоре, а именно в январе 1783 года, Сальха родила сына. Бунин не мог усыновить его, не мог жениться на Сальхе (при живой-то жене!), а оттого домашний бунинский приживал, обедневший дворянин Андрей Григорьевич Жуковский крестил мальчика и дал ему свою фамилию. Назвали же ребенка Василием. И предписано было Буниным ни в чем, никогда и никому не делать различия между ним и родными барскими дочерьми.
Марья Григорьевна, конечно, восприняла бы появление в доме черноглазого младенца в страшные штыки, но два года назад умер ее взрослый, любимый сын, студент Лейпцигского университета. Эта страшная беда научила ее смирению, она разрешила дочери своей Варваре крестить маленького «басурманчика», позволила принести его на свою, прежде строго отделенную, половину дома - и словно бы усыновила его в сердце своем. Теперь в доме Буниных полновластно царствовал этот веселый мальчишка, ну а Сальна, Елизавета Дементьевна, тоже сделалась ближайшей подругой и верной наперсницей барыни. Отныне они обе махнули рукой на общего мужа (дело свое он сделал, а больше на что надобен?) и жили душа в душу, старшая жена и младшая жена, согласно воспитывая Василия. Одним словом, в конце концов законы гарема восторжествовали в этом патриархальном доме - ко всеобщему благополучию, кстати сказать.

(Продолжение следует)

Из книги Елены Арсеньевой "Женщины для вдохновения"



Мелани

Татьяна Ларина в иллюстрациях

Образ русской женщины, созданной А.С. Пушкиным, вдохновлял многих художников. Татьяна на картинах самая разная: мечтающая, романтическая, любящая, страдающая, расцветающая, прекрасная.
Предлагаю Вам небольшую подборку, в основном цветных иллюстраций, потому что на тему Евгения Онегина есть огромное количество рисунков и графики.


Д.Белюкин. Татьяна Ларина
Collapse )
Праздник
  • yassena

Фёдор Петрович Толстой.

Пелагея - Не уходи.

Русский художник, медальер Федор Петрович Толстой и его работы.

Среди его работ можно встретить натуралистические зарисовки...
Алтея.

Collapse )
ГиП
  • yassena

Вильгельм Александрович Котарбинский.

Пелагея - Под Лаской Плюшевого Пледа.


Вильгельм Александрович Котарбинский (Вильгельм Котарбиньский; 1849—1922) — яркий представитель стиля «модерн», живописец исторического и фантастического жанров.
Античные девушки.

Collapse )